Официально


Минобрнауки объявило открытый конкурс на предоставление в 2018 году грантов для реализации мероприятия «Субсидии на поддержку проектов, связанных с инновациями в образовании». Гранты получат юридические лица в форме субсидий из федерального бюджета, сообщает пресс-служба министерства.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части совершенствования целевого обучения» направлен на рассмотрение Госдумы, которая разрабатывала документ для совершенствования механизмов целевого обучения по образовательным программам среднего профессионального и высшего образования.

Правительство РФ изменило Правила разработки, утверждения федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) и внесения в них изменений.

К Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования присоединен Государственный НИИ информационных технологий и телекоммуникаций (ГНИИ ИТТ «Информика») в качестве структурного подразделения.




Новости № 3(2018)

Регионы


СНГ


Интердайджест




















Грани ядерного взрыва. Академик Евгений Аврорин - о пользе и опасности атомной энергии.
Наука
№ 1-2(2018)

12.01.2018

9 января 2018 года ушел из жизни академик Евгений Николаевич Аврорин, авторитетнейший специалист в области высоких плотностей энергии, один из тех, кто сыграл ключевую роль в реализации крупнейшего проекта XX века - атомного. Много лет он был научным руководителем (в последнее время - почетным) Всероссийского научно-исследовательского института приборостроения (ныне - РФЯЦ-ВНИИТФ, закрытый атомград Снежинск Челябинской области). Долгие годы его имя и дела по понятным причинам были засекречены, лишь в последние десятилетия о них стало многое известно, но далеко не все. И так случилось, что недавно в санкт-петербургском издательстве “Людовик” вышел второй том художественной энциклопедии “Портрет интеллекта: Демидовские лауреаты” с большим интервью Евгения Николаевича, которое он дал корреспонденту “Поиска” в связи с присуждением ему в 2012 году одной из самых престижных научных наград России - Демидовской премии. Тогда, семь лет назад, мы имели возможность опубликовать лишь маленький фрагмент этой содержательной беседы, и теперь - самое время представить ее более подробно, ведь в ней не только страницы нашей общей истории, штрихи к портрету выдающегося сына страны, но и его размышления о будущем применения одного из главных научно-технических достижений человечества. 

- Уважаемый Евгений Николаевич, расскажите о вашем детстве, юности. Вы ведь выросли и начинали учиться в Ленинграде?
- По документам, да, но в реальности только наполовину. Я родился в 1932 году. До войны наша семья жила в Ленинграде, но отец почти все время проводил в Заполярье, в Хибинах, в ботаническом саду, которым руководил и который теперь носит его имя (Николай Александрович Аврорин - крупнейший геоботаник, создатель самого северного в мире ботанического сада. - А.П.) Мама была почвоведом, она тоже там работала, и каждое лето мы проводили за Полярным кругом, в городе Кировск Мурманской области. Потом начались война, эвакуация, прошедшая в сложных путешествиях. Во время блокады в наш ленинградский дом попал снаряд, поэтому возвращаться особо было некуда. Моя старшая сестра поступила в Ленинградский университет, и я через три года стал студентом того же вуза.
- Но в документах значится, что вы окончили МГУ.
- Так и есть. Дело в том, что поступал я на отделение строения вещества, ориентированное на атомный проект, но через год начались какие-то пертурбации в высшем образовании - его закрыли. Студентов стали перераспределять по разным подразделениям, а нашу группу, ни о чем особенно не спрашивая, перевели в университет в Харькове. Там я проучился полгода, и там мне не понравилось: слишком чувствовалась разница в уровне преподавания после хороших ленинградских лекторов. И я перебрался в МГУ. Не случайно про свое образование я говорю, что с учетом путешествий в эвакуации прошел через семь школ и три университета. Диплом делал в ФИАНе (знаменитый Физический институт Академии наук - А.П.), в отделе будущего нобелевского лауреата Виталия Лазаревича Гинзбурга. Но в аспирантуру меня не отпустили и направили в Саров, в единственный тогда ядерно-оружейный центр страны. Так я попал в отдел Андрея Дмитриевича Сахарова.
- О Сахарове вроде бы известно все, тем не менее, каждый, кто его помнит, добавляет новые штрихи к портрету этого легендарного человека. Существует, например, мнение, что вся последующая правозащитная и гражданская активность Андрея Дмитриевича связана с тем, что он каялся после создания бомбы. А вот ваш коллега демидовский лауреат 2003 года, увы, уже ушедший от нас академик Литвинов считал, что бомба тут ни при чем.
- Судить об этом не могу - никаких личных отношений у нас не было, такими вещами он никогда не делился. Но я точно могу сказать следующее. В  последнее время появились публикации о том, что он был очень расстроен после испытаний первой настоящей термоядерной бомбы в 1955 году, сильно переживал. Так вот это неправда. На самом деле он был очень обрадован хорошим результатом. Вечером того же дня собрал всех нас, участников испытаний, у себя на квартире, был очень радостный, возбужденный,  никаких угрызений совести в его глазах не замечалось. Потом, когда он писал статьи об отдаленных последствиях ядерных взрывов и даже выступал за их запрещение, возможно, угрызения и были. Но в этих статьях он давал сильно завышенные оценки, основываясь на принципе так называемого безпорогового действия радиации, который сегодня практически никем не поддерживается. Заблуждения были свойственны и ему. 
- Вы были разработчиком первых термоядерных зарядов, принятых на вооружение в СССР, за что получили Ленинскую премию, звезду Героя Соцтруда. Можно ли это назвать революцией в вашем деле?
- Ну, революцией я бы это не назвал. Очень важную роль в развитии атомного оружия сыграла, как ее назвали, “сахаровская слойка”, впервые испытанная в 1953 году. А поворотным моментом стало уже упомянутое испытание в 1955-м так называемой двухстадийной атомной бомбы на принципе обжатия термоядерного горючего. В ее создание на последнем этапе свой вклад внес и я, хотя и не слишком большой: к моему приезду в Саров основное было сделано. Тем не менее вместе с моими руководителями я попал в число авторов отчета по “изделию” и получил свой первый орден - Трудового Красного Знамени. А еще в качестве поощрения нас всех, участвовавших в работе, пригласили на испытание. Причем молодым физикам-теоретикам дали место ближе всех к взрыву - начальство находилось несколько дальше. 
- Интересное поощрение! И как это происходило реально, что именно вы увидели?
- Нас разместили на холме, откуда все было прекрасно видно. Расстелили большой брезент, и мы на нем лежали: стоять было нельзя - могло снести ударной волной. Смотрели на взрыв сквозь кусочки закопченного стекла -  для обычного зрения свечение было слишком ярким. Есть выражение “ярче тысячи солнц”. Не знаю насчет тысяч, но для невооруженного глаза такой блеск нестерпим, а через стекло нормально видно. Вначале стал формироваться огненный шар - настоящий, круглый, потом от выделения огромной энергии он превратился в восходящий столб горячего воздуха, втягивающий в себя пыль. И постепенно образовался атомный гриб - как он выглядит, теперь знает каждый по опубликованным фотографиям.
Дальше наше атомное оружие делалось именно по этой схеме. Конечно, были сделаны огромные усовершенствования - оно стало гораздо мощнее, миниатюрнее, изменились другие параметры (кстати, то первое изделие на вооружение не пошло в силу своей громоздкости), но принцип был проверен именно тогда.
- Ваш первый орден вам ведь вручали не в Сарове, а уже на Урале, в молодом городе, который тогда назывался, кажется, Касли-2, позже - Челябинск-70, а теперь Снежинск? 
- Да, к тому времени от саровского центра отпочковался второй институт,  тогда НИИ-1011 в Челябинской области. И я с первым “эшелоном” переехал туда. Там, на озере Сунгуль, в одном из красивейших уголков Урала, началась очень дружная работа, и в результате первые настоящие водородные бомбы были сделаны именно в нашем институте. Они встали на вооружение, а вскоре, когда Королёв сделал свою знаменитую ракету Р-7, на нее пошло наше водородное снаряжение.
Одновременно с разработкой ядерных зарядов уже тогда я занялся другими научными проблемами. В 1957 году на Новой Земле мы провели успешный физический опыт с использованием энергии ядерного взрыва. Это было очень интересно, на этом материале я защитил кандидатскую диссертацию, а потом - докторскую, посвященную вопросам термоядерной детонации и термоядерного горения. 
- Позже уже под вашим руководством была решена одна из самых сложных в этой области задач - созданы заряды с минимальной остаточной радиацией для мирных ядерных взрывов. Если можно, расскажите об этом подробнее. 
- Когда мы разобрались с проблемами термоядерного горения и детонации, стало ясно, что можно делать более “чистые” термоядерные заряды, то есть получать энергию, которая совсем не дает радиоактивных продуктов или дает их очень мало. Задачу решал большой коллектив, я отвечал лишь за некоторые участки. Очень важно было создать атомный заряд минимальной мощности, способный поджечь термоядерную реакцию, такую атомную “спичку” для термоядерного горючего. Затем нужно было придумать нечто вроде бересты - “растопку” - чтобы горение началось. Это мы делали параллельно с Саровым, и тут Саров нас обошел: у них “растопка” получилась лучше. А вот “термоядерными дровами” в основном занимался я. Были приняты меры, чтобы не возникало никакой дополнительной радиоактивности, потому что при термоядерном взрыве появляются нейтроны и активируют многие вещества, становящиеся радиоактивными. Тут тоже пришлось немало поработать. В результате был получен рекордный по чистоте заряд - более 98% энергии выделялись за счет термоядерного горения. Американцы также занимались этой задачей, но у нас получилось чище.
- Такие заряды нашли широкое применение?
- По-настоящему широкое - нет. В конце концов наверху решили, что последствия могут быть не слишком хорошими. А вначале планировалось, что таким способом можно будет делать искусственные гавани, прокладывать каналы, вести огромные вскрышные работы различных месторождений, например, знаменитого медного месторождения на Удокане. Мало того, с их помощью предполагали осуществлять переброс северных рек в бассейн Волги, был даже проведен эксперимент с каналом Печора - Колва, прошедший - может быть, к счастью - не очень удачно, поэтому проект был заброшен.
- Как известно, с 1990 года на ядерные испытания вообще объявлен мораторий. Но до какой степени атомные взрывы применимы для мирных целей? Не мешает ли, с вашей точки зрения, этот запрет, играющий важную политическую роль, решать масштабные “народнохозяйственные” задачи? 
- Ядерные взрывы в мирных целях, безусловно, применимы. Конечно, не самые большие. Сегодня можно получать мощность взрыва в сотни миллионов тонн. Для сравнения: наш заряд, о котором мы говорили, “давал” 150 килотонн тротилового эквивалента. Хорошее применение нашли меньшие заряды, можно было бы испытывать их и дальше. Так, перспективным направлением в этом смысле оказалась сейсморазведка. По территории Советского Союза было пройдено несколько профилей, на которых с помощью взрывов добывались данные о глубинном строении Земли, и геофизики говорят, что это им очень помогло. До сих пор “работает” атомный взрыв на Соликамском химическом комбинате. Там очень вредные отходы, и сначала их просто сливали в открытую водную сеть. Потом с помощью ядерного взрыва на большой глубине была создана обширная зона трещиноватости. Прошло уже много лет, и до сих пор отходы можно направлять туда - там они никому не вредят. И, наконец, вполне успешный опыт дробления руды был в Апатитах, вблизи моего родного города Кировск. В горе с красивым названием Куэльпор произвели атомный взрыв. Был раздроблен рудный куб с ребром в 50 метров - руда оказалась совершенно чистой, пригодной к использованию. Безусловно, совершенствовать эти технологии мешают прежде всего политические причины. 
- Сохраняется ли угроза применения ядерного оружия в наши дни? Достаточно ли созданных международных барьеров, чтобы предотвратить ее полностью?
- Увы, барьеров недостаточно. Прежде всего потому, что ядерное оружие в наши дни - “оружие бедняков” в отличие от более дорогой и сложной ядерной энергетики. Это вначале было невероятно трудно его создавать, а сегодня, когда все пути практически известны, чтобы стать ядерной державой, достаточно быть сколько-нибудь развитым государством со скромными ресурсами. Даже урановых месторождений не нужно - в таких масштабах необходимые материалы можно получать из морской воды, и это не будет слишком затратно. Нужно только политическое решение. Не случайно такие разные по размерам, политическому устройству и уровню развития страны, как Израиль, Индия, Пакистан, Северная Корея, уже пополнили “ядерный клуб”. К тому же за время гонки вооружений их лидеры накопили такое количество ядерных боеприпасов, которое может несколько раз уничтожить нашу планету, а это уже за пределами здравого смысла. И с этой точки зрения запрет на ядерные испытания разумен. Тем не менее с позиций научного работника атомные взрывы остаются прекрасным инструментом исследований, которым мы научились пользоваться достаточно безопасно. А в ряде случаев они просто незаменимы для человечества. В конце концов это до сих пор самый мощный источник энергии. А если взять такую проблему, как астероидная опасность, ядерное оружие - единственный способ ей противостоять. Никакой другой силы не хватит, чтобы в случае необходимости разрушить или столкнуть с траектории угрожающий Земле крупный астероид.
Беседу вел Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото Сергея Новикова

 

Отзывы

Чтобы оставить отзыв необходимо авторизоваться или зарегистрироваться



 

Статьи на тему

Ему не хочется покоя. Обнаружен новый механизм регуляции работы сердца.
Денис АБРАМОЧКИН, ведущий научный сотрудник биофака МГУ, вместе с коллегами сделал важное открытие - обнаружил неизвестный механизм регуляции работы сердца. /№ 3(2018)
Недопустимые риски. Плохое социальное самочувствие вредно для здоровья.
Благосостояние и уровень развития страны зависят от многих факторов. Один из них - об этом, правда, говорят нечасто, - здоровье ее населения, в первую очередь, работающего. А от чего зависит самочувствие трудящихся? Этот вопрос беспокоит не только врачей, экологов, гигиенистов, но и социологов. /№ 3(2018)
Пора идти вглубь. Нефтедобыче нужны новые технологии.
В последние годы Россия безуспешно пытается расстаться cо статусом сырьевой державы. Вместе с тем земля наша по-прежнему хранит богатейшие запасы нефти и газа. Для грамотного распоряжения имеющимися ресурсами необходимы слаженные действия научного сообщества, правительства и бизнеса. /№ 3(2018)

Новости


Антирейтинги вузов, диссоветов и ученых, которые причастны к появлению фальшивых диссертаций, опубликовало в сети интернет-сообщество «Диссернет».



Клуб "1 июля" опубликовал на своем сайте два новых заявления: «О принципах распределения дополнительного финансирования между институтами РАН» и «О принципах формирования госзаданий институтам РАН».



С 1 марта для ординаторов и интернов московских вузов будут введены льготные билеты на проезд в московском городском транспорте. Об этом сообщила пресс-служба Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры столицы.



Ректор Тимирязевской академии Галина Золина уволила декана факультета агрономии и биотехнологии Александра Соловьёва.



Российский научный фонд назвал несколько самых ярких и важных отечественных научных результатов уходящего года. Их выбрали, изучив работы более чем 35 тысяч российских ученых, которые проводят фундаментальные исследования при поддержке РНФ.

В 2018 году в Калуге начнется строительство Калужского инновационного кампуса филиала Московского государственного технического университета имени Н.Э.Баумана стоимостью около 7 миллиардов рублей, сообщает ТАСС.

Минобрнауки, Минфин и Минэкономразвития, а также другие федеральные органы власти, имеющие подведомственные высшие учебные заведения, должны до 28 февраля представить в правительство предложения о мерах по приведению вузовских зданий «в соответствие с требованиями к их эксплуатации» и представить предложения об объемах и источниках финансового обеспечения этих мер.

Конференции


В повестке дня очередного 176-го заседания - доклад профессора Московского института стали и сплавов, действительного члена Академии проблем качества, члена ASQ и ENBIS, члена Международной гильдии профессионалов качества Ю.П.Адлера “Зачем научным организациям менеджмент и как с ним бороться”.

На территории национального парка “Бузулукский бор” в Оренбургской области прошла XXI совместная сессия Объединенного научного совета по фундаментальным географическим проблемам при Международной ассоциации академий наук и научного совета РАН по фундаментальным географическим проблемам, посвященная Году экологии в России и 100-летию отечественного заповедного дела.

Наша страна обладает крупнейшей в мире территорией и занимает четвертое место по площади пахотных земель. Казалось бы, области огромные, однако сельское хозяйство России сконцентрировано на ограниченной площади - с благоприятными климатическими условиями - и нагрузки на плодородные почвы настолько велики, что приводят к их деградации. Причина - в водной и ветровой эрозии, потерях гумуса и элементов питания, переуплотнении посевов и загрязнении.

Текущие конкурсы


Конкурс проектов 2019 года фундаментальных научных исследований, проводимый совместно федеральным государственным бюджетным учреждением “Российский фонд фундаментальных исследований” и Немецким научно-исследовательским сообществом

Программа аспирантских стипендий Топсе приглашает аспирантов, работающих в области гетерогенного катализа и смежных областях материаловедения, принять участие в ежегодном конкурсе на предоставление стипендии Топсе.

Конкурс проектов 2018 года фундаментальных научных исследований, проводимый федеральным государственным бюджетным учреждением “Российский фонд фундаментальных исследований” совместно с субъектами Российской Федерации

Конкурс проектов 2018 года фундаментальных научных исследований, выполняемых молодыми учеными, проводимый федеральным государственным бюджетным учреждением “Российский фонд фундаментальных исследований” совместно с субъектами Российской Федерации

Конкурс проектов 2018 года организации российских и международных научных мероприятий, проводимый федеральным государственным бюджетным учреждением “Российский фонд фундаментальных исследований” совместно с субъектами Российской Федерации

Вакансии


17.11.2017
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт геологии рудных месторождений, петрографии минералогии и геохимии Российской академии наук (ИГЕМ РАН) объявляет конкурс на замещение вакантной должности...

03.11.2017
Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования и науки Санкт-Петербургский национальный исследовательский академический университет Российской академии наук объявляет конкурс на замещение следующих вакантных должностей...

27.10.2017
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии Российской академии наук (ИГЕМ РАН) объявляет конкурс на замещение вакантных должностей...





опрос

Какие рубрики нашей газеты Вам наиболее интересны?




Copyright 2010
Главная страница   |   О газете  |  Партнеры  |  Команда Поиска  |  Вакансии